Все об икэбана
Меню сайта

Категории раздела
Книги [20]
Материалы для обучения [6]

netPrint

Статистика

Главная » Статьи » Книги и ссылки » Книги

А. Мещеряков. "Японский сад" из книги "Самые красивые и знаменитые Парки и Сады"
А.Мещеряков. "Японский сад" из книги "Самые красивые и знаменитые Парки и Сады"

Расцвет садоводства приходится на период Хэйан, после переноса столицы в 794 году. Именно тогда идея о возможности создания рукотворной модели Вселенной овладела умами аристократов и буддийских монахов. Сады стали повсеместно разбивать в усадьбах и на территориях храмов. Столичные жители редко покидали пределы города, потому они решили: чем самим отправляться на природу лучше приблизить природу к себе.

Наиболее последовательно и упорно занимались возведением садов буддистские монахи и священники, воодушевленные не столько пониманием прекрасного, сколько религиозно-философским воззрениями о строении мира. При этом в японском варианте буддизма органично и нераздельно слились буддийские, даоские, и синтоистские идеи, но буддийские сады считаются «лицом» японского садового искусства. «Безыдейное» садоводство светского назначения (гулять и развлекаться) в традиционной Японии не получило особого развития.

В Японии слились многие учения и религии, поэтому камень воспринимался и как гора Сумеру – центр буддийского мироздания, и как расположенная в океане гора-остров Хорай (кит. Пэнлай) – вариант даосского рая, обитель бессмертных. В свою очередь, на эти религиозно-философски представления наслаиваются верования синто, где камень это и воплощение божества и место, куда оно спускается с небес. Нередко в синтоистских святилищах природный необработанный камень был главным объектом поклонения. Священными почитались и многие горы, взбираться на которые мог только чистый сердцем подвижник.

Практически в любой религиозной традиции обряд очищения совершается с помощью воды. …

Спокойная гладь воды уподоблялась зеркалу, без изъяна отражающему мир. Воду соотносили с незамутненным разумом, постигающим и отображающим Вселенную и прежде всего – Небо. Японцы помнили слова великого древнекитайского философа Чжуан-цзы: «Когда вода в покое, в ней ясно виден каждый волосок бороды и бровей… Если вода в покое чистая, то тем более чист разум. Сердце мудрого в покое – это зеркала Неба и Земли, зеркало всей тьмы вещей».

При буддийских храмах устраивались пруды, выпускали в них живых рыб, сопровождая ритуал молитвой. И в настоящие время в каждом пруду возле храма можно увидеть степных карпов, считающихся воплощением силы, упорства и мужества (согласно древним приданиям карп способен плыть к истоку, преодолевая все пороги, а достигнув водопада, превратиться в дракона).

Рукотворные островки посреди пруда также имели символическое значение. Это мог быть остров Черепахи, олицетворявшей долголетие и мудрость. Кроме того, черепаха напоминала о мифе, согласно которому первые иероглифы люди увидели именно на ее панцире. Речная черепаха, в особенности белая (альбинос), наиболее почитаемое в древней Японии животное. Находившийся при императорском дворе астрологический отдел рассматривал обнаружение такой черепахи как высочайший благоприятный знак. Император награждал нашедшего белою черепаху и нередко принимал решение о смене девиза правления («Чудесная черепаха», «черепаха-сокроыище» и т.п.)

В пруду мог располагаться и остров Журавля (эта птица считалась «транспортным средством» даосских святых, воспарявшая к высотам мудрости и просветления), и Райский остров (буддийский рай). Если у островкам, как правило, вели горбатые мостики, то на Райский остров мост не перебрасывали, что указывало на трудность достижения рая. Формы прудов обычно повторяли силуэты черепахи, журавля или же начертание иероглифа «сердце» - средоточие добродетелей, жизненной энергии, мудрости.

В пруду сажали лотосы. Корни этого растения уходят глубоко в ил (метафора грязи и греховности нашего мира), но белоснежные цветы лотоса издавна являлись символом чистоты и добродетели. Недаром сам Будда часто изображается сидящим на пьедестале из лотоса. Соседство сада с храмом не случайно: храм (или пагода) – вертикальная модель Вселенной, а сад с прудом – горизонтальная.

Растительный мир, представленный в садах, рассматривался с той же точки зрения, что и сад в целом: при этом идею изменчивости сира олицетворяли цветущие, листопадные деревья и кустарники (инь), а идею неизменности – вечнозеленые (ян). К наиболее популярным растениям относились слива, сакура и клен. Категория неизменного и вечного воплощалась в сосне и бамбуке. Искривленная ветрами сосна и гнущийся, но никогда не ломающийся бамбук служил аллегорией упорства, терпения и мужества. Растения с более темной окраской листьев старались помещать на заднем плане, а с более светлой – на переднем, за счет цветовоздушной перспективы это обеспечивало эффект глубины.

Для японской культуры созерцание имеет огромную значимость, ведь таинственная связь видимого и видящего позволяет проникнуть в суть вещей. Отсюда идет древний обычай любования цветением сакуры: буйное цветение вишни наполняло человека энергией и силой. Знаменитый монах Мэе (1173-1232) говорил: «Глядя на луну, я становлюсь луной. Луна, на которую я смотрю, становится мной». Все сущее, сад и самого тебя, - это эманация космического Будды. Созерцая сад, нужно слиться с ним и ощутить себя частью тела Будды. Наполненный божественным смыслом, сад облегчает путь к достижению высшей цели. Из этого же «магического корня» произрастает в конечном счете и знаменитое на весь мир искусство аранжировки цветов – икэбана.

… символ буддийской пустоты – шуньята (яп. «ку»). Согласно буддийскому пониманию, пустота вмещает в себя все сущее, объемлет его, потому и задача совершенномудрого человека – уподобится этой пустоте, впустить ее в себя, раствориться в ней без остатка.

С буддистами были согласны и даосы: «Пустота всемогуща, ибо она содержит в себе все. Только в пустоте возможно движение. Тот, кто сумеет создать в себе пустоту, в которую беспрепятственно входит другое, способен справиться с чем угодно».

Предпочтительно взять пять групп камней (тогда они будут символизировать пять первоэлементов: дерево, огонь, землю, металл и воду). Ни какая из воображаемых линий между двумя любыми предметами не должна равняться другой, эти линии не могут быть параллельны, в композиции не должно быть объектов одного размера. Иными словами, авторы сочинений о садах сознательно избегали любого намека на симметрию, отсутствующую в живой природе. Будучи творением рук человеческих и результатом строгих правил построения, японский сад призван производить впечатление максимальной естественности и непринужденности, несмотря на всю умозрительность и абстрактность запечатленных в нем идей.

И если сухой сад выражает идею неизменности, то растущие неподалеку деревья, кустарники, травы и цветы призваны показать, что покой и непостоянство, время и вечность, твердое и гибкое находятся совсем рядом и легко перетекают друг в друга.

Категория: Книги | Добавил: ikebana (17.12.2007)
Просмотров: 1167 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Путешествия

Поиск

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • Copyright MyCorp © 2017
    Используются технологии uCoz